Jump to content
  • Sky
  • Blueberry
  • Slate
  • Blackcurrant
  • Watermelon
  • Strawberry
  • Orange
  • Banana
  • Apple
  • Emerald
  • Chocolate
  • Charcoal
Sign in to follow this  
Лис

Проза жизни...

Recommended Posts

Лис

Ну начну с себя. Неуместно, но...

 

Цитата

Как вечным огнем, сверкает днем
Вершина, изумрудным льдом. Которую ты так и не покорил.(с) В. С. Высоцкий


20 секунд. Рваный ритм сердечной мышцы. Бесконечно повторяющиеся обрывки фраз в сознании. 
"Я не оставлю тебя... Я не могу тебя бросить... Я не..."
45 секунд. Сердце нервно мечется в груди, болезненно отсчитывая каждую секунду, шаг, удар.
1 минута. Как удар гонга. Ты держишь меня за руку и не хочешь отпускать. А я понимаю, что тебе все равно придется. Мышцы напрягаются, я сжимаю зубы, пытаясь удержать твою руку. Но она предательски выскальзывает. 
2 минуты. Я помню, когда впервые увидела твои глаза, цвета битого стекла. В них смешалась ярость и растерянность. А сейчас это словно спокойный бриз, говорящий мне: "Все хорошо. Отпусти!" А я не могу отпустить. Я просто не могу.
3 минуты. Мышцы на руке начинают протяжно ныть, давая сигнал в мозг, что нужно что-то делать, иначе... А я не знаю, что делать, кроме того, что я зверски не хочу отпускать твою руку. Я не вынесу еще одной потери. Что я скажу твоей маме? А брату? Что я каждый день буду говорить себе, когда утром буду понимать, что рядом со мной пустые простыни...
4 минуты. Эти облака кажутся зловещими. Они словно коршуны, готовы растерзать меня и тебя над этой пропастью. Зачем? Зачем я позволила тебе уговорить себя, на этот чертов подъем. Я всегда хорошо чувствую опасность. Но смотря в твои глаза, опасность притупляется, как и все чувства разом. Янтарный свет, что дарят мне твои глаза, сбивает меня со всех мыслей, но не с пути истинного. Но сейчас...
5 минут. Предательски хочется говорить с тобой о мелочах. О том, что мы никогда не катались на катамаранах и не ездили на зимнюю рыбалку. Я улыбаюсь, но понимаю, что это ухмылка судьбы. Ты тоже улыбаешься, изо всех своих сил стараясь не думать о том, что в итоге суждено. Суждено ли? Я готова нырнуть в пропасть с тобой, но я не могу... Там, дома, меня ждет наш сын. 
6 минут. Это жестоко выбирать между сыном и тобой. Его глаза, как два лучика солнца всегда будут напоминать мне, что я сделала. И то, что могла сделать, но не сумела. Прав был классик: свобода - это когда не нужно выбирать. 
7 минут. Сердце воет от безысходности. Мы висим над этой пропастью уже чертовых 7 минут. Моя рация осталась на вершине этой горы. Вертолеты тут пролетают редко. А у тебя в глазах забавные искорки и ты вновь улыбаешься мне, говоря: "Береги себя!"
8 минут. Солнце палит беспощадно. От этого ладони становятся влажными. Нестерпимо хочется пить, в глазах рябит, и смурная пелена готова накрыть сознание. Но сердце упрямо надеяться, что ...это еще не конец. 
9 минут. Это не конец, ведь, правда? Ты не можешь просто так бросить меня в этой жизни? Не можешь просто так оставить меня одну... Кто я без тебя? И почему я сейчас не могу отпустить руку от уступа и пойти с тобой... в рай. Почему, скажи мне? Ты молчишь. А мое сердце сходит с ума, вырываясь из груди молитвой неизвестным богам: "Пожалуйста, не уходи..."
10 минут. Я сделаю все, что ты захочешь. Я готова на все ради того, чтобы сейчас просто нас кто-то спас. ТЕБЯ! Мне ошибочно казалось, что я смогу без тебя протянуть хоть день... Я не смогу... ты все, что у меня есть. Мой смысл. Мой ангел. Моё предназначение...
11 минут. Пальцы предательски скользят, и я пытаюсь не думать, что будет, когда моя рука онемеет окончательно. Я не думаю, но мысли кружат голову, впиваясь в сердце, пробираясь под кожу, ломая веру и крепкие нервы. Бешеный стук сердца отдается у меня в ушах, горле, животе. 
12 минут. В мозгу крутится "Отче наш", я готова сейчас из атеиста, превратится в свято верующую душу. Но, ни Бог, ни молитвы, ни вера мне не поможет сейчас. Но я все равно слепо молюсь, ощущая до скрежета зубов стальную хватку смерти, витающей где-то рядом. Она ходит по этой грани вместе с тобой, она ждет тебя. Но я не хочу отпускать.
13 минут. Эта жизнь дала мне многое. Работу, знания, умения. Но самое главное, что она дала мне тебя и нашего сына. Никакой Бог мне не поможет, когда я буду ему в глаза смотреть, чтобы сообщить, что ты... что тебя... Сердце пропускает удар, затем еще один. Оно бьется через раз, давя на грудную клетку сильно и беспристрастно.
14 минут. Я почти не чувствую руку. Я почти не чувствую в ней тебя. Я смотрю в твои глаза и понимаю, что вот он... момент прощания. И я не могу тебе сказать: "Прощай!" Язык не слушается. Я пытаюсь обхватить тебя ногами, чтобы удержать еще хотя бы на пару счастливых мгновений. Но все тщетно...
15 минут. "Я люблю тебя". Я повторяю это как мантру, кажется, уже сама не понимаю, что я говорю и зачем. Я так долго в этом мире искала лишь тебя, что сейчас... С тобой умру я. Нет, я, наверное, выживу, но внутри меня будет пустыня, мертвая зона, нулевой градус.
16 минут. Перед тем, как твоя рука выскользнула из моей, твои губы шевельнулись в прощальном слове: "Я всегда буду любить тебя, помни..."
Я не помнила. Я потеряла возможность чувствовать с той самой минуты.

(с) 23-05-2013

 

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
Лис

В плену времени.

 

Цитата

pwp, драма, фем, смерть персонажей, фантастика, R.

Невероятно, на что порой способно время и пространство. Мы так мало о нем знаем. Ничего. Мы ничего не знаем о времени. Миллионы лет – оно для нас загадка. 

Оно убивает нас, но мы выживаем.

Вот и сейчас время явно играет с нами злую шутку. 

Еще недавно мы с тобой находились в подвале моего дома, искали ящик с инструментами, чтобы починить плиту. Недавно – это на самом деле давно. Просто время наше изменилось. Недавно – это несколько минут назад. А сейчас мы в плену. В плену страха. В плену агонии. В плену …фашистских захватчиков, в бункере варшавского леса и кольцо фашистов сжимается вокруг нас. 

Сколько бы времени нам не оставалось, оно все наше. До капли, до секунды. Но самое паршивое, что мы не знаем когда оно закончится. Это может быть через несколько часов, а может быть через несколько мгновений.

Я смотрю на тебя и твой загнанный взгляд, вдруг превращается в отчаянный и смелый. Но храбрость тут не причем, ибо сегодня нам умирать. И ты мне говоришь, что лучше это сделать счастливыми. 

Мне не ясны до конца твои мотивы, но лишь до того, как ты толкаешь меня к старому, почерневшему столу, около небольшого окошка, из-за которого раздаются выстрелы. Одиночные и картечью. Ты сажаешь меня на этот стол, раздвигая бедра, чтобы встать между них, прижимаясь всем телом ко мне. 

Ты разрываешь на мне рубашку, не желая заморачиваться над пуговицами. А потом проводишь отросшими ноготками по груди, обтянутой спортивной майкой. Соски напрягаются, я забываю о времени. Нельзя забывать о времени, но …сейчас это кажется нормальным. Естественным. Конечным. 

Ты целуешь меня, подаваясь вперед. И больше не вздрагиваешь, когда выстрелы за пределами бункера становятся чаще и громче. Ты слишком увлечена процессом, чтобы обращать внимания на то, что к нам приближается смерть во всем ее великолепии. 

Что-то внутри ноет и не дает вдохнуть полной грудью, когда ты прерываешь поцелуй, заглядывая мне в глаза. Твой кристально-серый взгляд хранит верность традиции. Нашей традиции. Ты не раздеваешься до конца, снимая только блузку, но я чувствую, как по твоим бедрам проходит дрожь, а соски напрягаются от холодка. 

Мне непременно хочется видеть твою улыбку, но улыбаться нечему. Ты наклоняешься к моим губам, в которые шепчешь слова. Я не могу разобрать половину из них, но мне кажется, что я и не должен. Тебе просто нужно говорить мне, так ты чувствуешь себя под защитой. Словно слова любви защищают тебя невидимой мантией от предстоящих испытаний, от свинцового дождя. 

Касаться твоих плеч безумно приятно, будто я не делала этого уже много лет. Кожа покрытая мурашками, тем не менее горяча. Ты шепчешь мне, что она горит. Ты закусываешь нижнюю губу, откидывая голову назад. Твое дыхание прерывисто. Это заставляет мою правую руку скользнуть под ремень джинс. 

Влага, которую я ощущаю на пальцах, дает ощутить желание. Оно набрасывается волнами, с каждым новым выстрелом за пределами нашего временного убежища. Как бы я хотела, чтобы сейчас мы оказались в постели, где-нибудь в утренней дреме, когда еще тишина за окном, но ты уже не спишь, побуждая меня на легкие поцелуи по всему твоему телу. Так было, когда-то очень давно. Словно в прошлой жизни, в прошлом веке, в другой реальности, в другом времени. Мы были вместе, как сейчас и ничто не могло нас разлучить.

Даже смерть. 

Но сейчас, она нас караулит. Потирает руки, скалит зубы. Ждет.
А мы как никогда поглощены друг другом, даже тогда, когда с потолка осыпается песок, а за окном приближается конец… Мы наслаждаемся близостью, как никогда. Кажется, что мы слились в один долгий и продолжительный звук, одно дыхание, один ритм. 

Все забывается со временем. Но сейчас мне безумно не хочется думать, что вскоре мы останемся лишь пеплом земли, лишь пламенем в глазах подступающей цивилизации. Но нам выпал шанс умереть в любви друг к другу. И этот шанс упускать нельзя. 

Я чувствую влагу на пальцах, когда первая кровь проливается в этом пространстве. Первая пуля, первая смерть клетки, первые минуты ожидания. И ты… Ты не останавливаешься в своем желании меня любить. 

Мне больно. Но я стараюсь не замечать, как опухает плечо, как оно саднит, словно его прижгли каленым железом. Нам отсюда некуда бежать, время и пространство загнали нас в этот угол, заперли в бункере, который простреливается со всех четырех сторон. 

Летят осколки, от очередного обстрела, когда я входу в тебя. Туман застилает глаза, я чувствую твое прикосновение к губам, шепчу что-то, как в бреду. Мир за пределами рушиться, творится история. И мы, как часть этой несвоевременной истории, втиснуты в окно будущих побед русских солдат. Необходимая жертва, которую мы сегодня принесем на благо победы. 

Мне почти не больно, хотя раненое плечо болит. Но плечо, не сердце. Последнее все еще бьется под твоими поцелуями. Явь становится сном, когда в твою обнаженную спину впиваются тысячи осколков от разбитого вдребезги стекла. Все плывет перед глазами, простирая безумие во времени. 

Я все делаю машинально, улыбаясь неизвестно чему. Все становится подчинено хаосу за пределами кровавого плена. У тебя изо рта идет кровь, ты захлебываешься ею, но продолжаешь звать меня по имени и говорить слова любви, которые эхом отдаются в моей памяти. 

Когда я вытаскиваю пальцы, ты уже мертва. Я поддерживаю тебя под руки, утыкаясь в еще теплую шею. Я шепчу в бесконечном повторе: «Не уходи! Ты мне нужна!» Но твоя душа уже далеко, ты не слышишь меня, не чувствуешь. Все теряет смысл. 

Но он обретается вновь, когда резкая боль выхватывает сердце из груди, сжимая его так, что становится трудно вздохнуть. Секунды кажутся столетиями. Столетиями без тебя. А потом внезапно все стихает, все звуки и ощущения разом. 

Плен перестает быть значимым. Все перестает быть значимым. Рассыпается, как будто домик на песке смывает волна, оставляя лишь сожалеть, что песок, не цемент. Это просто крупицы бытия. Просто секунды жизни. 

А потом снова вдох. Я кричу. Словно десять тысяч лет молчал. Где-то вдалеке звенит трамвай, словно небо, перед расстрелом. Твои руки обвивают меня, прижимают к груди, успокаивают. 

- Это просто сон. Сон. Я с тобой. 

Я обнимаю тебя, все еще пребывая где-то в сумеречной зоне. Плечо болит, но боль отступает, когда ты шепчешь мне, что любишь. И если есть на земле рай, то он обязательно с тобой. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...

Important Information

By using this site, you agree to our use of cookies